Сайт В.В.Будакова

О ВИКТОРЕ БУДАКОВЕ

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

ВИКТОР БУДАКОВ. ПОДВИЖНИКИ РУССКОГО СЛОВА. —
Воронеж, 2007.

ДУХОВНЫЙ СТЕРЖЕНЬ

      «Подвижники русского слова»... Сорок пять литературных имён, знакомых и всей России, и воронежскому краю, — от Сергия Радонежского и Михайлы Ломоносова до Валентина Распутина и Евгения Носова — включила новая книга...
         Издание, что называется, некоммерческое. Его создатели даже подчеркнули это сдержанным и благородным оформлением... Такую книгу мог написать человек, владеющий не только словом, но и глубокими знаниями... Собственные размышления Виктора Будакова часто переплетаются с мыслями и словами русских подвижников, что придает книге своеобразную тональность.
         «Наша сегодняшняя литература переживает не лучшие времена, — сказал на презентации писатель Иван Евсеенко. — Полно низкопробной детективщины, есть специальные издания для литературного бомонда. Но совсем мало книг, отражающих многообразие народной жизни и нужных народу. Простой человек исчез из книг и телевизионных передач, он появляется только в карикатурном виде, когда надо посмеяться над советским прошлым. Выстоим ли мы перед напором западной литературы, которая почти не ставит других проблем, кроме одной: как подняться наверх, к богатству? Да, выстоим, если будем идти по пути просветительства, выбранному Виктором Будаковым».

Павел Попов, журналист, кандидат исторических наук (Воронеж)
// Воронежский курьер, 2008, 29 февр.

СЛОВО ОТЗОВЁТСЯ...

      «В книге — лишь малый клин литературной нивы, отечественного духовного поля, малая часть имён — его «сеятелей»; о ком-то сказано больше, о ком-то меньше; не все известные, знаменитые, творившие духовно-культурное поле названы, хотя каждый — вселенная! И даже так: вселенные — не только известные, но и скромные дарованиями, и безвестные даже, кого нынешний час не помнит и не знает. Но поле шумит и их колосьями. И где то малое, безвестное и когда оно преображается в большое, известное — такое, что не избылось, а вошло в многообразный национальный характер?»
         Уже по этому отрывку из преамбулы нового сборника Виктора Будакова легко судить о стилистике, в которой выдержана книга: лирические очерки. А название (без привычных в наше время шифровок) даёт понять, кому они посвящены: писателям и поэтам, философам и публицистам, «жизнью и творчеством породнённым, в основном, с Черноземным краем, среднерусской полосой»...
         Говоря о персоналиях, оказавшихся в поле зрения Будакова, нельзя не отметить: автор «Подвижников русского слова» — сам подвижник. «Двигатель» вневременного литературного процесса...
         Как справедливо заметил на презентации сборника председатель правления Воронежской писательской организации Союза писателей России Евгений Новичихин, литературу вообще читает нынче узкий круг людей. Книга же Будакова будет интересна многим: рассказывающая о людях пишущих (то есть — о той же литературе, по большому счёту), она опирается на личные впечатления автора, побывавшего в большинстве упомянутых в тексте мест.
         Места эти — усадьбы и их окрестности, приютившие в своё время героев будаковских строк. Ценность живого восприятия материальных свидетельств земного существования писателей прошлого придает книге отчасти мемуаристическую окраску. Которая чем интенсивнее — тем востребованнее читателем.
         С мнением Новичихина перекликается предложение председателя комитета по печати обладминистрации Ивана Щёлокова, выступившего за введение в вузах спецкурса на тему, разработанную Виктором Будаковым. А директор зональной библиотеки ВГУ Аркадий Минаков заметил, что книги такого рода облагораживают облик региона, чей имидж до сих пор формируют «красные» имена всяческих володарских и урицких.
         Немаловажным видится и то обстоятельство, что обсуждение книги Будакова вылилось в весьма темпераментный разговор о литературе как явлении. Дебатировалась, к примеру, тема словотворчества, до которого автор охоч. Дозволительно ли дополнять великий и могучий личными изобретениями? Сколько людей, столько мнений; мне же кажется — с осторожностью. Хотя объяснение на сей счёт писателя — «каждое слово книги попало туда по сердечному движению и дыханию» — само по себе аргумент.

Анна Жидких, поэтесса, журналистка (Воронеж)
// Берег, 2008, 22 февр.

ПОДВИЖНИКИ (ГЕРОИ В ХРИСТИАНСТВЕ)
РУССКОГО СЛОВА

      В нарастающем потоке всевозможной информации очень не хочется, чтобы литературно-художественное издание «Подвижники русского слова» как-то (почему-то) оказалось на периферии читательского интереса тех, кто связан с социально-гуманитарной и педагогической сферами деятельности, или тех, кто стремится быть современным просвещённым человеком.
         Книга издана в Центре духовного возрождения Черноземного края (Воронеж) при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках федерально-целевой программы «Культура России» и администрации Воронежской области. Автор — Виктор Викторович Будаков.
         Книга чрезвычайно богата по содержанию. Она представляет лирические очерки и поэтические строки о 45 подвижниках русского слова, писателях и поэтах, жизнедеятельностью породнённых, в основном, с среднерусской полосой. Переплетение исторических, биографических, духовных и художественных текстов, лирических отступлений, личных размышлений, обобщающих опыт мудрого человека, придают повествованию целостность и индивидуальную тональность.
         Любознательный читатель может обнаружить в книге для себя темы, которые давно интересуют, волнуют, требуют обсуждения: Вселенная, Родина, Отечество, Россия, Земля, Небо, Черноземный край, Судьба человека, Истоки русского языка, Языковой подвиг Солунских братьев, Писательский труд, Пустырь, Отечественное духовное поле, Интеллигенция и её пути, Просвещение и др.
         В результате личного размышления не исключено, что Вы станете соавтором текста или автором новой редакции какой-либо из названных тем. Содержание и характер книги это предполагают.
         Обратите внимание на то, что автор находит для каждого земляка свою тональность как производную от триединства — время, в котором жил или живёт, месторазвитие, наследие.
         Время, в котором живёт наш автор, характеризуется рядом составляющих или последствий глобального конфликта современности. В России как части мира разворачивается внутренний конфликт не по классовому или этническому принципу — глобальный конфликт Запада и Востока проявляется здесь наиболее рельефно. Именно на территории России, именно в общественном сознании её народов сталкиваются планетарные силы. В последние годы глобальный конфликт явно разрастается: к горизонтально выраженному Запад—Восток добавляется вертикаль Север—Юг. Вот и получается, что современная Россия находится в центре креста.
         Модерн оказывается самым безрелигиозным временем по существу, несмотря на внешние, казалось бы, благоприятные ситуации и отдельные факты. Все «новые» подходы, теории, концепции, доктрины направлены на формирование упрощённого человека, нарушая и разрушая его духовно-нравственную природу.
         Православный мировой регион, к которому мы себя причисляем, характеризуется своеобразным сплавом цивилизационных и формационных механизмов; он постоянно находится в состоянии полемики с местными особенностями, т. е. с самим собой, во имя движения к сакральному и универсальному. Внутри православного региона происходит «остужение православного эроса в душе приспособленного современника», что порождает сегодня крайние формы индивидуализма.
         В повседневной жизни человек погружён в многоглаголание, его сопровождают празднословие, пустословие; часто слышит он попросту бессмысленные словосочетания. Кризис смысла. Как замечает А.С. Панарин, в недрах глобализации расширяется «сфера нейтральных и срединных значений».
         На первый план прорываются манипулятивно-наркотические технологии, преобразующие не саму действительность, а наше восприятие и мирочувствие, не само образование, а что думает индивид о происходящем вокруг образования. По существу речь идёт о духовном кризисе, печальным знаком которого является болезнь языка. Лексика сжимается до числа слов, необходимых для выражения убогой нужды её носителя. Хорошо знает об этом В.В. Будаков и с горечью добавляет к сказанному: «Языковой разлад — разлад души. Теряется не только родное слово — теряется душа народа. В пору очередной «перестройки», выпавшей на конец тысячелетия, по просторам былой державы загуляли целые легионы новых слов — агрессивных пришельцев. Чаще иноязычных, трудно выговариваемых, вроде консенсуса, плюрализма, ваучера, презентации, бартера, эксклюзива, менеджмента, ток-шоу, шопинга. Разумеется, в русском языке им есть полновесные замены, но таково свойство всех смут, революций и радикальных реформ — разрушать отечественное, самобытное, унифицируя и внешнее, и внутреннее. И прежде всего разрушать язык. Ибо он есть духовный проводник нации, душа народа. На фоне новозаимствованных словесных заморышей живут, пусть и неудобные нынешнему телеэкрану, сущие, корневые слова, и сколь же значимы и прекрасны они — вера, добро, любовь, милосердие, честь, совесть, отчизна, отчий край, возрождение, воскресение».
         Думаю, нелегко живётся Виктору Викторовичу в наше разделяющее всех и вся время. Но всё же надеюсь, что знает он из своей насыщенной непростой жизни, что доброе и светлое никогда легко человеку не давалось и не даётся. В XIX веке А.С. Хомяков, философ и богослов, писал о том, что духовный мир человека, в речи которого звучат слова «Бог», «тятя», «мама», другой, чем мир человека, в речи которого главными словами являются «деньги», «наряд», «выгода». С вниманием отнесёмся к высказыванию нашего земляка и постараемся посмотреть на очередную работу В.В. Будакова.
         Чем можно объяснить, что в столь сложное противоречивое время, в смутные окаянные дни находится человек, который рассказывает о наших замечательных земляках, оставивших нам наследие как духовное явление — русское слово?! Можно ответить так: он выпускник филологического факультета педагогического института. Но это даже не полуправда. Мне думается, что Виктор Викторович, испытывая определённую неизбежность, не смог не написать данной книги. Он думает так! Он хочет, чтобы об этом знали и другие! Он обращается ко всем размышляющим и неравнодушным людям! Он — один из немногих, как и А. Платонов, считает, что «... без меня народ неполный»! Он одновременно наш современник, просветитель и подвижник, знающий свою миссию и руководствующийся ею. Коллеги давно заметили деятельную натуру Будакова, который «ещё в прежние, «доперестроечные» времена не раз высказывал и обосновывал серьёзные, плодотворные идеи о необходимости обращения к истокам народной нравственности, основанной на совестливости, справедливости и милосердии, о живом храме на родной земле, об издании духовно-философской библиотеки религиозных мыслителей и духовных подвижников средней полосы России, о выпуске для юношества живописной истории родного края, о подготовке и издании летописи Великой Отечественной войны на территории края. Не раз говорил и писал он о бедах чернозема и леса, о страдающем Доне, о необходимости защитить, спасти родную природу. А что до благоустройства памятно-исторических мест, восстановления усадеб и храмов, достойном увековечении достойных имён, то об этом он не устаёт говорить и писать с 60-х годов, когда этим ещё мало кто занимался. С годами благодаря стараниям Виктора Будакова и его единомышленников были возвращены к жизни забытые и закрытые имена, установлены мемориальные доски и памятники, открыты новые музейные экспозиции» (Е. Новичихин). Многое сделано Виктором Викторовичем Будаковым на родной земле.
         В. Будаков — современный человек, человек, непосредственного настоящего, ибо он в высочайшей степени сознаёт всё, что происходит в мире с его друзьями и родственниками, гражданами России, с ним лично. Размышляющий, рефлексирующий, сознающий наш современник вступает в диалог с выдающимися земляками. Только один пример. Михаил Михайлович Пришвин оставил нам как наследие своё понимание Родины и Отечества. «Наша Россия, как родина наша, очень маленькая, такая, какой мы видим её с нашей родной колокольни, чувство родины даёт нам представление, подобное тому чувству, которое в древности создало образ плоской земли. Когда к чувству присоединилось знание — Земля стала шаром. Так, наша родина Россия, если мы узнаем её географию, станет для нас отечеством: без знания своей родины она никогда не может быть для нас отечеством. Вопрос: что означает слово «родина» и слово «отечество» — какая между ними разница? Ответ: родина — место, где мы родились, отечество — родина, мною созданная».
         В конце ХХ века Евгений Иванович Носов размышляет о малой родине. «Вот пишут: малая родина... Что же это такое? Где её границы? Откуда и куда они простираются? По-моему, малая родина — это окоём нашего детства. Иными словами, то, что способно объять мальчишеское око. И что жаждет вместить в себя чистая, распахнутая душа. Где эта душа впервые удивилась, обрадовалась и возликовала от нахлынувшего восторга. И где впервые огорчилась, разгневалась или пережила своё первое потрясение... Малая родина — это то, что на всю жизнь одаривает нас крыльями вдохновения...»
         Размышления Виктора Викторовича Будакова дали возможность ввести в духовно-культурный оборот такое понятие как «Отчий край». Он так трактует собственное духовное понимание данного феномена: «В какой-то мере Отчий край призван помочь человеку, в особенности молодому, увидеть в малых пределах родной земли образ Родины, испытать гордость, радость, печаль, что и ему, нашему современнику, выпало счастье родиться и жить на этой земле». На основе такого понимания в 70—80-е годы прошлого века Виктор Викторович выступил инициатором, разработал и как ведущий редактор осуществил выпуск тридцатитомной литературной серии «Отчий край».
         Отчий край — это, прежде всего, малые города, выполняющие предназначение, подобное тому, как в XIX веке дворянские усадьбы соединяли город и деревню, Европу и Россию, культуру и цивилизацию. Особая тема для нашего современника и гражданина.
         В. Будаков — просветитель. Жизнь, полная раздумий о смысле творчества и назначении человека, — не просто жизнь, а противоречивый процесс «само-созидания», «само-сотворения», когда его «Я» непременно переходит в «Мы — сотворённое», в повседневную жизнь с другими «Я». С удивительной настойчивостью и завидным постоянством он стремится поделиться своим приобретённым опытом, духовным богатством с другими. В. Будаков — не просто известный писатель и поэт. У него, к нашему счастью, чрезвычайно развиты «доминанты на лицо другого». Академик А.А. Ухтомский, открывший один из основных принципов деятельности нервной системы, утверждал: «Каковы доминанты человека, таков и его интегральный образ мира, а каков интегральный образ мира, таково поведение, таково счастие и несчастие, таково и лицо его для других людей».
         Вечный вопрос: как интеллигенция понимает задачу просвещения? В XIX веке С.Н. Булгаков писал: «Задача просвещения в интеллигентском смысле ставится впереди первоначального обучения, т. е. сообщения элементарных знаний, или просто грамотности. Для интеллигентских просветителей задачи эти связываются неразрывно с политическими и партийными задачами, для которых поверхностное просвещение есть только необходимое средство». Неправда ли, — напоминает наши дни?!
         В. Будаков как наш современник ощущает неподдельную тревогу перед всё возрастающей путаницей, которая овладевает сознанием большинства граждан России. Ведь существуют довольно устойчивые тенденции, преобладающие в мире и овладевающие массами, которые только под влиянием наркоза или какого-то испуга могут приниматься за прогресс. В начале XXI века образование отдано в распоряжение управленцам, «бюрократам от образования»; а они фундаментальную категорию, высшую ценность «Образование! Просвещение!» постепенно, но уверенно превращают в образовательные услуги, стандарты образования ориентируют на минимум знаний.
         Наиболее внушаемые послушные современные учёные «не с природою живут, но усиливаются устроить ей тюрьму из понятий» (П. Флоренский); отказываются от педагогического наследия и творят новые парадигмы, отказались от образованного спеца, профессионала, культурного сотрудника и придумали, например, такое понятие как «компетентность», безосновательно расширяют его, заменяют им многое из того, что было наработано ранее, и молятся новому идолу. Наверное, таких учёных А.И. Солженицын и назвал «образованцами».
         Вспомним предупреждение, прозвучавшее из XIX века в трудах С.Н. Булгакова: «Ошибочно думает интеллигенция, чтобы русское просвещение и русская культура могли быть построены на атеизме, как духовном основании, с полным пренебрежением религиозной культуры личности и с заменой всего этого простым сообщением знаний. Человеческая личность не есть только интеллект, но, прежде всего, воля, характер, и пренебрежение этим жестоко мстит за себя».
         Данные слова В. Будаков воспринимает, как духовное наследие, и потому он знает, что Жизнь, Небо, Земля постигаются благодаря целостному знанию, в основе которого триада: наука—религия—творчество. И, соответственно, просвещение он проводит, руководствуясь данной установкой.
         Многие и сегодня повторяют бессмысленно слово «просвещение», не задумываясь над тем, откуда это слово, что оно означает. Между тем, «слова этого нет ни на каком языке, оно только у нас. Просветить, не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы, отовсюду его окружавшие, и знает, зачем произносит» (Н.В. Гоголь).
         В. Будаков — не герой интеллигенции, для которого характерны вспышки, искания «великих деяний»; он славен реальными большими делами на профессиональном, общественном уровнях, нормой для него является самодисциплина, выносливость, терпение, интеллектуальное смирение, надёжное исполнение своего предназначения, и, стало быть, его следует причислить к плеяде подвижников.
         Как подвижник, он так понимает миссию писателя: «Писатель несёт людям и утешение, и развлечение, но главное, просветление души. Чтобы мог человек обрести собственные силы для своего жизненно-творческого созидания». В.В. Будаков, наверное (во всяком случае, хочется в это верить), ощущает себя счастливым человеком, ибо знает, какой талант ему дарован природой, каково его предназначение, что нужно делать, чтобы выполнить священный долг и не зарыть талант в землю. Он — гражданин, профессионал, семьянин, носитель русской духовной культуры, создатель литературного и педагогического наследия, может и должен чувствовать себя счастливым.

Е.П. Белозерцев, доктор педагогических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ (Москва, Елец, Воронеж). 2008.

Вернуться наверх     Вернуться на главную страницу

 

Новости из жизни В.Будакова         


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.boris-belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru