Сайт В.В.Будакова

О ВИКТОРЕ БУДАКОВЕ

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

ВИКТОР БУДАКОВ. КОЛОДЕЦ У БЕЛОЙ ДОРОГИ. —
Воронеж, 1975.

НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА БУДАКОВА

          Так что же это за книга? Сборник рассказов, маленьких повестей, очерков? И да, и нет. Скорее всего это тот жанр, который объединяет в себе три вышеназванных. Причём объединяет на поэтической основе. Особенно хороша новелла, давшая название книге, — «Колодец у белой дороги». Я не буду пересказывать её содержание. Да это, пожалуй, языком рецензии и невозможно сделать, как невозможно настоящее поэтическое или музыкальное произведение переложить на язык прозы. Скажу лишь, что на семи страничках автор не только сумел создать почти десяток образов героев, но и раскрыть их характеры...
          О книге В. Будакова можно говорить много. По-настоящему прекрасного в ней больше, чем недостатков... Думаю, что каждый, кто прочитает её, получит большое удовлетворение. И — самое основное — книга «Колодец у белой дороги» заставляет думать, о многом думать...
         

Г. Якушенко, журналист (Тамбов)
//Комсомольское знамя, Тамбов, 1975, 19 нояб.

ДЕРЗАЙ, ДЕРЗАЙ НА ДАЛЬНЕЙШЕЕ!

          Ну, Победитель Победительевич, — прими свежайшие и искреннейшие впечатления от «Колодца» твоего и «Высоты» в нём.
          Рад безмерно за тебя — и это, поверь, не индсубъективизм только: пробиваются у тебя по-настоящему добрые, мощные струи из глубин самых глубинных, и ветры обнадёживающие, даже дерзковатые, дохнули над полями исстрадавшимися, как их не приборкали...
         

Ив. Ткаченко, учитель (Новая Калитва, Воронежская область).
Из письма В.В. Будакову. Ноябрь 1975.

СВЕТЛЫЕ РОДНИКИ ПАМЯТИ

          «И зачем я писал все эти записки о прошлом? Сколько можно о послевоенном детстве-то?» Тут же Юрий Андреевич сам себе возразил: «Но ведь это моё. Мои товарищи и моё слово о них. И моё заклинание Глебу...» Со временем, думает Юрий Андреевич, он напишет ему нежное и мужественное письмо. Но разве то письмо убережёт сына? От чего? От кого?» — задаёт себе вопрос Нагорнов и оставляет читателя без ответа. Да и нужно ли отвечать? Мы понимаем, что хочет Юрий Андреевич уберечь Глеба от пошлости и подлости, от предательства, хочет передать ему свой нравственный багаж, чтобы сын по светлой воде Стародонья, по трудной, но мужественной судьбе этого уголка России сверял свои помыслы и дела. Ибо окопы засыпаются долго, а вырыть их можно быстро... Так под самый занавес думает герой, а с ним и автор. Тема приобщения сегодняшнего молодого поколения к светлым родникам памяти, сознания неразрывной связи дня нынешнего с прошлым красной нитью проходит через всю книгу.
          Книга Виктора Будакова, как ковшик воды из глубинного колодца у белой дороги, испив который, чувствуешь, как становишься сам чище и просветлённее. Не обойди и ты, читатель, этого колодца у белой дороги.
         

Н. Сомов (Николай Смольянинов), журналист, писатель (Липецк)
//Ленинец, Липецк, 1975, 23 дек.; Подъём, 1976, №4.

РАНЫ ВОЙНЫ

          По складу своего дарования В. Будаков — лирик, и, видимо, появись он на свет позже, не застань он войны, нас более всего привлекли бы в его рассказах живописные акварели деревен¬ского быта и та порядочность, с которой он пишет о людях. Но сегодня не это более всего западает нам в сердце. Боль, причинённая войной, и нанесённые ею незаживающие раны — вот основание и предмет его творчества.
          О ком бы В. Будаков ни рассказывал — о своём ли давнем сверстнике, маленьком Петьке, с которым вместе выкапывали патроны и который погиб, подорвавшись на мине («В Стародонье вода светла»), о бывшем ли солдате Григории, прибитом вестью о гибели близких и бездомно и неприкаянно бредущем по дорогам России («Колодец у белой дороги»), о стороже ли Оленицыне, который всё крутит и крутит пластинку «Тёмная ночь», хотя с того дня, как в двух шагах от него разорвался снаряд, оглох («Тёмная ночь»), писатель прежде всего думает о том, что у тех, кто ранен войной, есть святая обязанность: передать, оставить боль своих ран тем, кто войну не застал. Память живущих должна непременно стать памятью тех, кто будет жить после, — книга В. Будакова об этом, здесь её смысл, здесь её ценность...
         

Н. Крымов, лит. критик (Москва)
//Лит. Россия, 1976, 7мая.

И В ЭТОТ МИГ ОКОНЧИТСЯ ВОЙНА

          Тревожные мысли о судьбах человеческих наверняка нашли бы понимание у другого литературного героя — Михаила Громова из рассказа Виктора Будакова «Вишня»... В июле 1942 года маленький Мишка увидел в окно, как немец, то ли из забавы, то ли поспорив со своими товарищами, вырубил в их саду вишни. Позднее, уже став взрослым, Михаил Громов с какой-то непонятной болью пытается воспроизвести в своей памяти тот июльский день, восстановить его во всех подробностях и последовательности происшедшего. Что же было тогда? Все ли немцы одобрили выходку Курта (так они окликнули его по имени)? Курт стоял тогда «ни дать, ни взять художник перед своею близкой к завершению картиной. Остальные лениво посматривали на прислонённые к стене вишни (не напоминают ли они им шеренги безымянных людей, срубленных автоматными очередями у таких же стен с такой же лёгкостью)». И тут Михаил вспоминает, что толстого вроде «сазана» немца (назовём его Вернер, решает он) не было среди развлекающихся, стреляющих вишнёвыми косточками по кувшину фашистов. Он ушёл и тем выразил свой протест, своё несогласие с остальными. «Значит, есть человек!..» — радостно восклицает Михаил.
          Конечно, в пересказе всё это выглядит наивно. И уничтожение белорусских деревень несоизмеримо с гибелью вишнёвого сада Громовых. Однако В. Будаков в небольшом рассказе сумел так ёмко и выразительно поставить проблему, что и гибель вишнёвого сада воспринимается как немалая утрата для человечества.
         

Павел Ульяшов, писатель, лит. критик (Москва)
// Знамя, 1977, №5.

ПОДРОСТОК И ПРОЗА МОЛОДЫХ

          ...«Колодец у белой дороги». Хочу выделить лучший, на мой взгляд, рассказ из этого сборника «В Стародонье вода светла». Исповедальная нота, характерная для многих писателей, соприкасавшихся с темой военного детства, у В. Будакова сочетается с философскими размышлениями о жизни. Воссоздавая детские чувства своего героя, писатель, однако, не отказывается от возможности проанализировать их с точки зрения дня сегодняшнего, установить связь тогдашнего состояния героя-ребёнка с его теперешним бытием — уже взрослого.
         

С. Николаева, зав. отделом критики журнала «Детская литература» (Москва)
//Детская литература, 1977, № 10.

Вернуться наверх     Вернуться на главную страницу

 

Новости из жизни В.Будакова         

        


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.boris-belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru