Сайт В.В.Будакова

О ВИКТОРЕ БУДАКОВЕ

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

ВИКТОР БУДАКОВ. РОДИНА И ВСЕЛЕННАЯ. —
Воронеж, 2009.

«ЕСТЬ У РОССИИ БУДУЩЕЙ — ГЛАГОЛ!»

      ...Виктор Будаков всегда находит живые, искренние слова, западающие в сердца тех читателей, кто даже самым легким, малым дыханием души своей хоть раз прикоснулся к его творчеству... В подлинности, открытости и великом таланте В. Будакова — любить Отчизну безвозмездно — сомневаться не приходится.
         И Виктор Викторович щедро делится пронзительной и всепоглощающей добротой сердца своего с читателями. Особенно с земляками. И как только появляется возможность, едет к родным местам...
         «Родина и вселенная». Так называется авторский сборник прозы и поэзии, изданный в Москве в 2009 году. В него вошли лирико-исторические страницы о пройденном и пережитом. Имея за плечами богатейший интеллектуальный и жизненный опыт, Виктор Будаков пытается увидеть за пределами отчего края духовные горизонты большого мира... В писательской строке должно быть «постоянное стремление к истине, правде и справедливости, а также сочувственное понимание сложности былой жизни и сердечное соучастие в биографиях и событиях ушедшего времени, равно как и времени настоящего». Эта искренность и сердечность видна невооружённым глазом сквозь каждую прозрачно-хрустальную строку.
         Свобода... У каждого своё понимание свободы. У одних — возможность колесить по белому свету в поисках мечты или смысла жизни, у других — мыслить так, как велит ему сердце, невзирая ни на какие условности и правила. В этом смысле Виктор Будаков свободный, окрылённый светлыми мыслями, русский до глубины души человек. Он честен по отношению к себе и к своим читателям до конца. Не замалчивает и про славянские распри, и про «разломы» перестройки, и про отношения русских к своей культуре, и про многое другое. За эту смелость его — низкий поклон! ...И пусть ты в этот час и век нечаян,
         Ржаной росток сухих и злых годин,
         Но соприроден русскому молчанью
         И Дону молчаливому — как сын.
         Всему свой срок — веселью и печали,
         Земному — стол, а горнему — Престол.
         Есть у России нынешней — молчанье,
         Есть у России будущей — Глагол!

Рита Одинокова (Россошь)
// За изобилие, 2009, 14 окт.

«И РОДНАЯ ЗЕМЛЯ СО МНОЙ,
И ЗВЁЗДНОЕ НЕБО НАДО МНОЙ»

       Всегда-всегда здравствуйте, Отчий край и Отчая Вселенная, ворвавшиеся в мою душу и всколыхнувшие мою память первыми прочитанными страницами книги Виктора Будакова «Родина и Вселенная». Здравствуй, моя малая родина, здравствуй, мой Отчий край, здравствуй, Вселенная, уютно расположившаяся в малой капле росы на цветке в лугах Придонья! Здравствуй, будущее, которое уже сегодня прорастает из каждого выстраданного слова автора чистым небом, не затуманенным слезами матерей. Прорастает чистой родниковой водой, не замутнённой отходами производства. Прорастает тучными хлебами на очищенной от скверны земле, ибо каждое слово автора — это фильтр, отделяющий светлую энергию от тёмной, наглядно показывающий плоды творений этих энергий. Каждое слово выстрадано, осмыслено, подытожено: думайте, люди, на какую дорогу выходить. Выбор за вами. «И воздастся вам по делам вашим».
         Читаешь книгу и думаешь: «Эх, иваны мы иваны, не помнящие родства. Что оставляем внукам, правнукам своим? Сошедшие с карты и с земли хутора и деревни, о которых разве что помнит растущая на пустырях хутор¬ская сирень? «Разумеется, на ниве, у сельской околицы, у деревенского порога в совокупной силе своей народ теперь не соберётся», — с горечью делится автор своими мыслями...
         Плачет и стенает душа народа. Плачет и стенает душа автора книги «Родина и Вселенная». И спешит Виктор Будаков запечатлеть, увековечить память уходящей родины: «Спроси слободских, кто помоложе, много ль назовут по округе урочищ? Разве что Ольгино, а сколько их! Вдовье, Гарь-Осинник, Шмелиное, Чернолесье, Стожарье. Даже полянки имеют свои названия, да какие: Вечная Поляна, Чаемая, Лунная; есть даже Ясная Поляна. Овраги и те не безымянны: Крутой, Змеиный, Безмолвный».
         Как же надо любить свой отчий край, свою родину, свой уголок, где родился, вырос, вышел в люди, чтобы с такой любовью и болью спешить исполнить свой сыновний долг: оставить потомкам образ ушедшей родины, где «всегда доживали старухи и старики, жившие трудно всю свою долгую честную жизнь.» И как же надо любить свой народ, чтобы во весь голос сказать потомкам: «Я знаю, что за ними (простыми людьми. — Г.П.) — последняя правда, и для меня они, даже ушедшие, живее и значительней расчленителей земных пространств, потребителей и распределителей скоропреходящих земных благ». Низкий поклон автору за бесценные путеводные строки, выстраданные, оплаканные, в муках рождённые! Да прорастут они в сердцах и душах нового поколения вниманием и любовью к родной земле, к отчему краю, к людям — труженикам.
         Как жемчужины снизываются в бусы, так и глубочайшие раздумья автора, выложенные на бумагу, снизываются в книгу. И книга эта — свиток не только чувств, пронизанных болью за судьбу родины, не только страницы светлых и грустных воспоминаний, но и сокровищница глубочайших, воистину космических знаний. Читаешь и невольно думаешь о том, что автор какой-то неведомой силой подключён к Информационному полю Вселенной. Читаешь, впитываешь рассыпанные по строкам знания, и всеми фибрами души желаешь, чтобы книгу прочитали твои дети и внуки, их друзья и друзья друзей. Желаешь, чтобы взошли они добрыми всходами в душах читателей, кому вверяет Вселенная свой завтрашний день, судьбу отчего края. Ведь ни для кого не секрет: переписывается история. Заглянешь в интернет, а там «новость»: оказывается, и Куликовской битвы-то не было. А эти «новости», развешанные по всему интернету, как грязное бельё, читают, увы, наши внуки и правнуки. Глядишь, и «доразвешивается» нечистая сила до того, что вдолбит-таки нашим потомкам: «А Руси-то и не было!»
         Страшно! Но, слава Богу, что есть ещё на русской земле люди, для которых не безразлична судьба Родины. И хочется низко поклониться автору вот этих строк: «Дон принял в свои воды потоки крови, то была страшная явь, схватка двух миров. Судьба веры, семьи, родины решалась на поле Куликовом. Гул битвы слал несмолкаемое эхо в другие времена, в чуткие сердца...» «Чуткие сердца»! Вострубите во всю мощь души своей: «Русь была, Русь есть, Русь будет!», как это делает автор книги «Родина и Вселенная. И перебирает архивы, и пытается осознать, почему столько бед валится на родную землю: войны, революции, перестройки. «У России суровая судьба, особое, изначально трагическое геополитическое положение, продуваемые ледяными ветрами пространства, евразий¬ские реальности, — со всем этим приходится считаться, испытывая дороги. Но сугубо рационалистический путь, прагматическое переустройство страны не смогут обеспечить полнокровное, сердечное бытие, где вера, культура, соборность являлись бы, как то было на протяжении столетий, опорами национального сознания; а при изменённом, переориентированном национальном сознании теряется даже не поколение, а теряется народ... Необозримо велики наши духовно-культурные потери и в начале, и в конце двадцатого века. Всё подверглось жесточайшему массированному обстрелу — народный уклад, язык, и церкви, и усадьбы, чувство патриотизма, понятие малой родины. А ныне всё имеет значение — даже малым добрым росткам надо не дать усохнуть, пропасть...» Во все колокола бьёт автор о спасении и сохранении родного языка, «ибо он есть духовный проводник нации, душа народа».
         Сам автор так бережно относится к каждому слову, что, погружаясь в серьёзный мир его раздумий, слышишь и стон, и плач, и веру, и надежду, и любовь к Родине, ко всей Вселенной. Читая книгу, я на каждой странице открывала для себя необыкновенно ёмкие слова, выражения: «очерадостная даль», «обезмужичен», «местносельский», «подсовыши», «врагиня», «терпидоля...», «старолетних паломников свечи» и многие другие. И как тут ни скажешь ещё и ещё раз спасибо Виктору Будакову за то, что и сам бережно относится к родному СЛОВУ и нас тому учит.
         С вниманием и интересом прочитываются литературные портреты. Живыми, твоими ровесниками предстают А. Кольцов и И. Никитин, И. Бунин и А. Платонов... Для вечности, что двести лет, что пятьдесят — один миг. Время — субстанция капризная и мистическая. Но и оно не в состоянии проглотить, растворить в себе имена и деяния Великих, пока есть люди, в сердце которых навечно высечены имена радетелей и молитвенников о родине, пока есть люди, в душах которых горят свечи памяти. Ревнителем просвещения вижу я Виктора Будакова, с низким поклоном выписавшим образы великих сынов России.
         Читаю строки о А. Кольцове, написанные Виктором Будаковым: «Многое из того, что открывалось детскому взору, имелось в кольцовской песне, оттого она так естественно принималась душою. Стихия и лад народной жизни в его поэзии были настоящие. Крестьянский труд — да, он тяжек, часто яремно тяжек. Но сколько же в нём радующего сердце! Сколько поэтического — сеять ли, косить ли, возами свозить хлеба...» Читаю и вспоминаю своё, сокровенное, исходящее из тайников памяти. Послевоенное детство. Конец июня. Пора сенокоса. Уже с обеда выходила я со двора на выгон и всматривалась в даль: не возвращаются ли косари с покоса; вслушивалась: не донесёт ли ветерок их песни. Как же они пели! На несколько голосов, с подголосками. Мне казалось, что поднялась донская волна и перекатами движется к хуторку, и очаровывает-околдовывает всё живое своими песнями...
         Сбережёт ли степь песни поэта-степняка, если уже сегодня много безграмотных молодых мам, не могущих прочитать сказку своему ребёнку. Кто бы мог подумать, что такое может случиться в самой читающей стране. Об этом же и печаль Виктора Будакова: «... Самая читающая страна... Читали в парках отдыха, в трамваях, в кафе. Любой вагон метро — что сплошной читальный зал... Было: подарить девушке или любимой женщине хорошую книгу — всё равно что подарить драгоценный камень: приманчивей, дороже цветов и духов заморских. Двести томов Библиотеки всемирной литературы, тираж каждого тома — триста тысяч экземпляров! По два миллиона книг Пушкина, Лермонтова, Чехова — одним изданием! Читай, дари, получай в подарок. Красота русского слова — в любой книге отечественной классики». Было, чем гордиться, и есть над чем задуматься. Да кто думать-то будет?
         Светлая память Борису Ивановичу Стукалину, почти с нуля создавшему российский Госкомиздат. С благодарностью вспоминает о нём Виктор Будаков: «Позже, будучи министром печати СССР, он много сил положил на создание развёрнутой современной полиграфической базы, и на выпуск книг для детей и юношества, изданий отечественной и мировой классики. Он в другом времени и при других обстоятельствах продолжил дело уроженца Воронежской губернии Алексея Сергеевича Суворина. Благодаря землякам-подвижникам книга вошла в каждый дом, стала частью быта и духовной жизни русской семьи. Необозримы и необходимы для нас книги, изданные в их властную бытность!» Золотые слова! А если учесть, что в нашу бытность достойных книг издаётся крайне мало, выходят они мизерными тиражами, да и цены кусаются, то книги, «изданные в их властную бытность» стократ необозримы и необходимы не только для нас, но и для наших внуков и правнуков, которым нет-нет, да и впрыснут зазыв «Сбросить Пушкина с корабля современности!» «Где же и в каком времени, судя по этому агрессивному зазыву, мы находимся? В начале или в конце века? В стране и во времени, в которых задаются всякие революции — декабрьские, февральские, октябрьские, августовские — чаще всего буржуазные и неизменно криминальные и бесчеловечные, но якобы во имя человека. Так что ни к чему спрашивать, где мы и в каком времени мы. Происходит подмена ценностей на оценки, народа — на электорат, классического наследия — на авангардную заморочь, великого языка — на интернациональную звукосмесь».
         Особый трепет вызывают строки о войне. Особенно заходится сердце, когда читаю о кровопролитных боях за Воронеж. Там воевал и мой отец. С болью вспоминаю рассказ мамы о тех страшных днях. Откуда-то в семье узнали, что часть отца находится в Воронеже. И мой дедушка с мамой отправились к отцу, в немыслимое пекло и кровавое месиво. За сто с лишним километров от нашего хуторка Козки, что в Камен¬ском районе. Они добрались до цели, но танковый взвод, в котором служил отец, час назад ушёл в атаку. Пишу эти строки и плачу, чётко представляя, что испытали дедушка с мамой, не обнявшие отца, не благословившие его на смертный бой. А когда вернулись домой, где с бабушкой оставались двое малолетних деток, мои старшие брат и сестра, дедушка бессильно опустился на лавку, обнял внучат, заплакал. Только и смог сказать: «Больше вы отца никогда не увидите». Так оно и случилось: брат и сестра умерли задолго до победы. Отец находился в вагоне санитарного поезда, который сделал остановку в Лисках. Кто-то из земляков зашёл в вагон, узнал отца и сообщил ему эту страшную весть.
         Новелла-воспоминание автора об отце всколыхнула и мою память. Ибо много схожего в судьбах наших отцов-фронтовиков. И моему отцу посчастливилось вернуться домой. Раненый-перераненый, горевший вместе со своим танком, инвалид. Учителю по профессии, ему, как и многим другим, пришлось поднимать школу. Мастер на все руки, отец малоподвижными руками, местами обгоревшими до кости, умудрялся обучать сирот строгать и пилить, мастерить табуретки и скамейки, которые мальчишки гордо несли домой, в хозяйство, с разрешения директора школы, моего отца. А материалы для таких поделок отец часто покупал на свою грошовую зарплату. Не пришлось пожить. Война не отпустила.
         Горько писать об этом, но у меня хоть остались детские воспоминания об отце, а мужу никогда не довелось сказать: «Папа!» В семье хранится только единственная фотография да похоронка.
         Приближается юбилейная дата — 65 лет Великой Победы. Героическая и скорбная дата. Читаешь книгу «Родина и Вселенная» и невольно думаешь о том, что опять, как и всегда, власти отпразднуют свою победу, оставшиеся в живых ветераны — свою Победу, а погибшие — свою: чьи-то могилы «подкрасят» к празднику, а чьи-то так и останутся забытыми, как забыты могилы защитников Шилов¬ского плацдарма, о которых с болью и горечью пишет Виктор Будаков: «Будто на иной планете, будто не в родной земле покоятся воины Шиловского плацдарма. Сколько погибло их здесь! Им выпало отвоёвывать плацдарм у фашистов. У кого же отвоёвывать его теперь? У какого лица, ведомства, «прогрессивной силы»?
         «Линия Ратной Славы — и сегодня наше испытание. Со всеми своими монументами она может обернуться всего лишь мёртвой символикой. Она же счастливо исполнит своё назначение, станет Памятью, если затронет, благодарно взволнует сердца нынешних молодых. Будет ли так?» — задаёт автор себе и читателям вопрос. И делится, делится с нами своими мыслями, своими знаниями, своими переживаниями, своими пожеланиями светлого будущего своей Родине и всей Вселенной.
         О творчестве Виктора Будакова сказано немало добрых слов, написано множество статей, рецензий, зарисовок, опубликованы научные, аналитические или лирические книги-изыскания. Виктория Стручкова в своей работе «Волны «Великого Дона» впервые показала творчество писателя в контексте традиций и новаторства. На страницах её книги Будаков представлен как многогранный цельный талант, воспитанный на традициях отечественной и мировой культуры и своими произведениями сказавший новое слово о Доне — главном образе своего творчества, о родном крае и Отечестве.
         Заметки Валерия Баранова о творчестве Виктора Будакова сложились в книгу «Отчий край, реки родная речь...» Писатель рассказывает о писателе, сверстник о сверстнике: «Сливаются реки. Сливаются времена. Сливаются судьбы. Встречаются люди — на бегу, на ходу, в отмашке здороваясь. Но бывает так: что-то в ком-то тебя останавливает. Если это писатель — «останавливает» его слово, его творчество. Начнёшь читать — порадуешься как сотоварищ по общему делу. Думаешь: вполне хватит прочитать рассказ-другой, а потянет прочитать всё, созданное автором. Так я читал Виктора Будакова... Прочитал — и такое ощущение, что родное слово и родной край заново открыл». И мы с мужем Иваном Павловичем Петриевым, полковником в отставке, благодарны судьбе за то, что открыла для нас творчество Виктора Будакова — замечательного писателя, поэта, публициста; благодарны судьбе, что лично познакомила нас с этим незаурядным, благородным, мужественным человеком.
         Чем старше становишься, тем глубже проникает в душу ностальгия. В такие минуты в самый раз открыть книгу «Родина и Вселенная», пройтись вместе с автором по берегу Дона, где в близлежащем хуторке прошло наше с мужем детство. Пройтись по старым улочкам Россоши, где я училась в педучилище, которое дало мне путёвку в жизнь. Смыть в донской воде всю накопившуюся за долгую жизнь усталость. А потом взобраться на скифские курганы, что уютно расположились недалеко от села Марки Каменского района, подумать о прошлом и будущем своей малой родины и «на отчих холмах почувствовать дыхание самой Вселенной».
         Книга Виктора Будакова «Родина и Вселенная» — это песня, в мотив которой вплелись и радость от встреч с отчим краем — Доном-Танаисом, Мироновой горой, Россошью; и боль за уходящие навсегда не по своей воле хутора и деревни; и покаяние перед своей малой родиной за то, что не удалось оградить её от злосчастной доли; и низкий поклон великим землякам — сеятелям «разумного, доброго, вечного». Это и зажжённые свечи памяти сложившим головы за землю русскую; это вера и надежда на лучшую долю отчего края; это и признание в любви к Родине и Вселенной. Плыви, Книга-Песня над Россией, зажигай в душах людей добрый свет! А автору книги «Родина и вселенная» здоровья и многие лета от благодарных читателей.

Галина Петриева, член Союза писателей России (Москва).
Письмо-отклик. Ноябрь 2009.

«ВАШУ КНИГУ НУЖНО ИЗУЧАТЬ В ШКОЛАХ...»

       Давно мечтал прочитать интересную и умную книгу. Книга «Родина и Вселенная» именно такая книга. Читая в первой части описание природы Воронежского края — меловые бугры, овраги, речушки, чабрецовые поляны, рощицы, — воспринимал всё это как родное, близкое, дорогое. Вторая часть, где Вы описываете, как государство годами уничтожало российское крестьянство, потрясает. Считаю, что Вашу книгу нужно изучать в школах…
         Как только появится свободная минута, открываю Вашу книгу и не могу оторваться. И Ваши стихи, и Ваша проза мгновенно завораживают и не отпускают. Моя бы воля, за Вашу книгу, не задумываясь, удостоил бы Вас высшей литературной премии, государственной награды… Сожалею, что раньше не был с Вами знаком…

Яков Кравченко, член Союза писателей России,
почётный гражданин Острогожска. Из письма В.В. Будакову.
Ноябрь, декабрь 2009.

СЛОВО ПРАВДЫ

       Лирические страницы книги... Они ещё и трагические. Здесь полное смешение жанров, здесь всё переплетено: художественная проза, публицистика, история, география. Виктор Будаков видит каждую травинку на своей родине и в то же время наблюдает разбросанные по округе города и веси, небо в белых облаках и грозную твердь горы на Дону. У него какой-то особенный талант, я бы сказал, — писателя-летописца.
         «Автор книги «Родина и вселенная» на удивление богатый человек, — пишет в предисловии Валентин Распутин. — Не измерить его богатств — так он велики. Никакие кризисы не убавят и не подорвут их — так глубоко и прочно вросли они в землю и такие дали плоды. Знал человек издревле, пусть знает и современник, что плодоносит и расцветает, имеет долгую жизнь только то, что имеет корни».
         Автор замечает сокровенное, мимо чего человек обычно проходит. «Тяжелые медлительные накаты волн — словно взмахи усталых орлиных крыл... упрямо и мерно, с вековечной настойчивостью бьются они о берег...» Он сохраняет историческую правду...
         Он болеет за нарушенный вековечный уклад жизни на селе: «Никому ничего не жалко. Всё чужое. Одна водка родная!», за утраченное чувство земли-кормилицы... «Я же сын деревенской родины, всеми властями угнетаемой родины», — очень правильно и своевременно сказал он.
         Верилось, что после 80-х разоблачительных годов ничего нового уже не узнаешь и ничем тебя не удивить. Однако автор так подаёт материал, так решительно вскрывает раны прошлого, что вздрагиваешь и негодуешь. Казалось бы, что скромному пареньку из сравнительно благополучной семьи (отец живым вернулся с фронта, учительствовал, худо-бедно обеспечивал своих близких) до горя и бед соседей, односельчан, до трагедии сёл и деревень Черноземья, всей страны? Но нет — он все, все страдания людей пропускал через своё открытое сердце, пронёс эту горькую память через годы и «выжег» её на бумаге. И сейчас эта память кровавыми буквами вопиет о справедливости...
         У Виктора Будакова всегда было много конкретных предложений по улучшению культурного, литературного климата в воронежском крае. Он не только предлагал, но и организовывал многие мероприятия, главным из которых считаю выпуск в Центральном Черноземье книжной серии «Отчий край». Он разоблачает вакханалию антикультуры, бесовского шабаша на телевидении, в СМИ, в театрах и кино и призывает каждого честного человека, гражданина своей страны бороться с этим злом, опустошающим в первую очередь души молодых. Когда уничтожаются ценности добра, когда искажаются принципы самой жизни, когда масс-культура тёмным пологом накрывает страну, каждый порядочный человек должен встать на пути этой тьмы.
         Особое слово — о русском языке. Здесь автор — защитник его первородства, его чистоты и художественности. «Ибо когда хотят «победить» народ, изменить его национальное бытие, погасить, обездушить его душу, начинают с атак на язык: в нём — и дух, и душа народные».
         Автор с юношеских лет был целеустремлённым. Это во многом и способствовало торжеству его общественно значимых предприятий, сделало его имя известным в просвещённом мире.
         Читать Виктора Будакова надо неспешно, вдумчиво. Цельно взаимодействуют документалистика и художественный слог, прочно скреплённые философской нитью бытия. Каждое предложение — маленький сложный организм, осторожно, точно улитку, раскрываешь слова-створки — и вот он, искомый плод, разгадка мысли писателя.
         Дон — любимая река Виктора Будакова. И он посвящает ей треть стихотворений солидной поэтической подборки, заканчивающей книгу. Река — какое-то сказочное явление, её свойство чудодейственно влиять на человека пока не изучено. Для писателя она колыбель, качавшая его на своих упругих волнах, баюкавшая его детство под тихий шум прозрачных волн. Это здесь, на речных просторах, зародился талант писателя, это отсюда он черпает силы для творчества. Всходя на крутолобый холм над Доном у родного села Нижний Карабут, он видит всю Россию, её могучий размах, её тяжёлую поступь, народ с его радостями и горестями, с его нелёгкой судьбой и верой в будущее...

Леонид Южанинов, член Союза писателей России (Россошь)
//Воронежский курьер, 2009, 21 нояб.

Вернуться наверх     Вернуться на главную страницу

 

Новости из жизни В.Будакова         


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.boris-belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru