Сайт В.В.Будакова

О ВИКТОРЕ БУДАКОВЕ

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

ВИКТОР БУДАКОВ. ДОЖДАТЬСЯ ОСЕНИ. —
Воронеж, 1978.

Обсуждение рукописи «Дождаться осени» (1977, 12 мая)

Стенограмма

          Прочитана новая рукопись Виктора Будакова, писателя безусловно талантливого, обладающего своим почерком, своим своеобразным словарём, своей интонацией.
          Мы знаем Виктора Будакова по двум ранее вышедшим книгам («Далёким недавним днём» и «Колодец у белой дороги») — сборникам небольших поэтических очерков и рассказов. Новая повесть «Трое на выцветшем снимке» представляет собой первую попытку молодого автора создать произведение, по своему объёму выходящее за пределы прежних сочинений...
          Сельский учитель, юноша, от лица которого ведётся повествование, сам настоял на своем назначении именно в эту глухомань, в степь, где внешне, на первый взгляд, беден быт, бедна природа... Автор умышленно подчёркивает бедность, блёклость красок, аскетическую скромность пейзажа. Но тут же и раскрывает перед читателем высокую духовную красоту людей его нового обиталища, подлинную поэзию нешумного житейского обихода отдалённого, затерянного в степи села.
          «Записки учителя» — таков подзаголовок повести «Трое на выцветшем снимке»; хочется добавить, подчеркнуть — молодого учителя: так много в рассказчике юношеской чистоты, доброго желанья обнять весь мир, лирической взволнованности. Любовью, добротой, высокой духовностью светится повесть.
          Но вот вопрос: не слишком ли она бесплотно и свято высветлена? Не слишком ли постоянна интонация приподнятой взволнованности, трепетности даже? Может быть, где-то надо положить на полотно и тёмные, земные краски, чтобы ещё ярче, но не бесплотно, а именно в земной плоти засияла идея вечного добра, идея «мостов несжигаемых»...

Владимир Кораблинов,
член Союза писателей СССР.

          На мой взгляд, рукопись Будакова «Дождаться осени» заслуживает внимания и доброго к ней отношения. Рассказы прозаика конкретны, в них ощутимо писательское волнение, стремление поставить общественные вопросы, заставить задуматься над ними многих...
          Особо, мне видится, ёмок рассказ «Вспомни луг» («На дальнем лугу») — о приезде инженера в родные места, которые вспарывает-раскорчёвывает плуг, выпускаемый на заводе, где «герой инженерит». Здесь найден неожиданный поворот повествования, освещающий грустным и трагическим светом весь рассказ. Он содержателен, он и художественно убедителен. Другие рассказы приметны тем, что в орбиту авторского внимания втягиваются многие исторические моменты — из прошлого родины.
          В повести «Трое на выцветшем снимке (Записки учителя)» есть хороший замысел: отталкиваясь от статичных фотографий в раме, дать портреты людей живых, они наполняют раму говором, судьбами, красками жизни самой...

Владимир Гордейчев, поэт,
ответственный секретарь Воронежской писательской организации.

          Нисколько не боюсь быть неправильно понятым. Даже более-менее масштабное произведение талантливого писателя, созданное мастеровито, холодно-рассудочно, для меня куда менее значимо по сравнению с менее масштабным произведением ещё и не широко известного писателя, где я вижу отдельные огрехи, но чувствую волнение творца. Говорю сразу по прочтению рукописи В. Будакова, рукописи интересной, содержательной, взволнованной.
          Прежде всего хочется отметить «Трое на выцветшем снимке». Перед читателем проходят зримые места нашего Черноземного края, великолепно выписанные пейзажи... Неразрывна связь человека с окружающей природой, огромно воспитательное значение её. Думаю, что применительно к главным героям повествования — учителям села — это относится в большой мере.
          Самая значительная ценность рукописи — люди, то, как они живут, чем они живут, их огромная душевная напряжённость. Порою даже появляется мысль: а не слишком ли интеллектуальны эти сельские учителя? Но я гоню эту мысль: художнический запас у В. Будакова такого качества, что, конечно же, он правильно поступил, наградив своих героев высокими чувствами, мыслями, переживаниями. Герои произведения таковы, что они могут и должны жить именно той интеллектуальной жизнью, какая показана автором у каждого из них. Я верю в философские раздумья, в меру распределённые по рукописи, верю в большинство сложившихся ситуаций.
          Сомнения вызывают лишь отдельные места: не слишком ли сразу... произошёл пожар? Да и сколь необходим он?.. «Две крепости», «Зийшов мисяц над горою», «Вспомни луг» — это прежде всего взволнованные рассказы о нашей Родине... Это проза в духе предыдущей книги В. Будакова («Колодец у белой дороги»), которая имела хорошую прессу — журнал «Знамя», еженедельник «Литературная Россия» и т. д.

Виктор Попов, писатель,
главный редактор журнала «Подъём.

          «Вспомни луг», «Зийшов мисяц над горою», «В одном маленьком городе», «Снимок Парижа сверху» — рассказы-раздумья. Они идут от первого лица, и это придаёт им особую задушевность и искренность. Воспоминания — важные, впечатляющие, создающие у читателя ответно-серьёзное настроение.
          «Две крепости» — исторический очерк, хороший образец этого важного жанра литературы. Очерк с большими мыслями, большим содержанием...
          Вызывает нарекания настойчивость автора заниматься различными словообразованиями: неостановимость; будущно; скриплые; промельк-видение; неуют; черномутия; пропастная разница...

Евгений Люфанов,
член Союза писателей СССР.

          Читать рукопись непросто, написана густо, фраза нелёгкая. Рассказ «Вспомни луг» — светлый, искренний, будит большие мысли. Написано точно, но громоздко. Возникает ощущение перенасыщенного раствора... Проза интересная, талантливая. Автор учтёт замечания — будет хорошая книга.

Владимир Добряков,
член Союза писателей СССР.

          Проза Будакова своеобразна. История, родина, жизнь человека и жизнь книги — темы его. Рукопись «Дождаться осени» — талантливая, но порой автор в ущерб себе пренебрегает сюжетом...

Петр Сысоев, зав. редакцией художественной литературы Центрально-Черноземного книжного издательства.

          Нельзя требовать от Будакова такого, как у прозаиков-эпиков, объективного изображения мира. Его проза — интеллектуальная проза.

Валентин Семёнов, лит. критик,
сотрудник журнала «Подъём».

          Здесь не случайно возник вопрос о сложности прозы. У Будакова свой читатель. Его проза — завышенной духовности, отсюда — элегичность, размышления вокруг глобальных вещей, интенсивное эмоциональное состояние. Это хороший творческий уровень. И всё-таки хотелось бы в этой прозе побольше ощущения живой жизни, ощущения времени.
          Наметилась определённая тональность, это хорошо, но есть и опасность замкнутого круга. Повернуть созерцательную философию к земле.

Александра Жигульская,
главный редактор Центрально-Черноземного книжного издательства.

ЧУВСТВО ОТВЕТСТВЕННОСТИ

          В повести «Трое на выцветшем снимке», имеющем подзаголовок «Записки молодого учителя», выпускник пединститута Юрий Сергеевич, приехавший работать в село, вскоре становится здесь своим человеком. Заинтересовавшись фотографией, которая висит в доме его хозяев, он узнаёт, что сталось с тремя друзьями, запечатлёнными на снимке. И выявляет сложнейшие человеческие судьбы, к которым оказываются причастны сегодняшние школьники, никогда не знавшие войны. Ничто не прошло бесследно — ни добрый поступок, ни предательство. Новая книга Виктора Будакова, как и предыдущие — «Далёким недавним днём», «Колодец у Белой дороги», исследует нравственный мир человека, на формировании характера которого сказалась война.
          Остро звучит тема невосполнимости утрат, античеловеческой сущности войны в рассказе «Вишня». Поэтическое чувство любви к Отечеству, его замечательным людям, которыми так богата наша земля, — главное достоинство книги.

Т. Давыденко, редактор Центрально-Черноземного книжного издательства (Воронеж)
//Книжное обозрение, 1978, 29 сент.

ПАПКА СТАРОГО УЧИТЕЛЯ

          Молодой герой Виктора Будакова живет с ощущением своей предназначенности для важного общественного дела: связать воедино историю и современность, потому что в нравственном и гражданском облагораживающем влиянии героического прошлого своей Родины на её сегодняшний духовный облик он не сомневается.
          Гул великой отечественной истории постоянно сопровождает напряжённую работу его сознания. Он умеет слышать этот гул в шелесте трав и деревьев, в шуме ветра над меловыми кручами родного Придонья, в молчании ветеранов войны, обелисков, памятников истории...
          Здесь, очевидно, и надо искать начало взволнованной монологичности книги, её напряженного лиризма, требовательного, порой докучливого стиля гуманитария, «задумавшегося» над идеей связи времён. И особенности жанра книги (сам автор не обозначил его) надо искать здесь — эмоциональные эссе, сюжет которых движут непрерывные ассоциативные связи современности с прошлым. Это не «манера письма», это пафос книги, её порыв к сознанию и сердцу читателя, её горький упрёк всем нам: ведь та символическая папка старого учителя так и осталась бы лежать в сундуке, если бы её не извлёк из забвения молодой герой Виктора Будакова...
          Молодая литература сейчас — думающая, интеллектуально насыщенная, концептуальная, я бы сказал. Это хорошо. Но как это ни парадоксально, концептуальность молодых писателей соперничает с их стихийной талантливостью и часто оттесняет художественное начало на второй план.
          Так и Виктор Будаков пока убеждает читателя в правоте и благородстве своей задушевной мысли о жизни не объёмными картинами современности и прошлого, полнокровными характерами и жизнеподобными сюжетами, а впечатляющей силой и напором лиризма исповедальности, напряжением мысли. Современность, реалистически воссозданная, ещё не стала главной категорией мышления в его умной и лиричной прозе.

Валентин Семёнов, лит. критик (Воронеж)
// Коммуна, 1978, 24 авг.; Неизбежность доброго мира. — Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1981.

БЕЛАЯ ДОРОГА В ДЕТСТВО

          Теперь становится понятным, почему героев В. Будакова постоянно отбрасывает в прошлое — ибо там, в детстве, для них начинается многослойная шкала духовных ценностей, там лежит её начальная точка отсчёта. И судя по этой силе воспоминаний, восстанавливая способом «доказательства от обратного», в какой-то мере можно выявить то, о чём тоскует, над чем мучается герой в сегодняшней жизни, уходя в своё прошлое. Это и цельность, яркость восприятия красок, полное слияние с природой, сила надежды и многое-многое другое.
          Но этим не исчерпывается до конца чаша детства. Ещё оно и начальное звенышко в кровной взаимосвязи прошлого, настоящего, будущего, потому что В. Будаков стремится рассматривать человека только во времени. Поэтому и появляется в рассказах образ сына героя как важнейший композиционный элемент, ибо он является воплощением будущего.

В. Лободов, журналист, писатель (Воронеж)
//Молодой коммунар, 1979, 9 янв.

МЕРА ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТИ

          С интересом прочитал в «Молодом коммунаре»... «размышления о книге Виктора Будакова «Дождаться осени». В полном соответствии с духом размышлений, с тем, что их автор В. Лободов выявляет в книге писателя, они названы «Белая дорога в детство»...
          Сейчас, имея в виду, что это уже третья книга В. Будакова (ей предшествовали «Далёким недавним днём» и «Колодец у белой дороги»), необходимо, мне кажется, писать о судьбе писателя, о том, какова цель его труда, каким художником он может стать...
          Не ограничивает ли его работу вот такая «структура»: постоянная прикованность к детству и уверенность, что все ценности жизни только там?..
          Одарённость Виктора Будакова несомненна, но чтобы она не осталась просто одарённостью, а обрела значение общественной силы, стала достоянием страны, необходимо говорить о его работе со всей полнотой требовательности.

А. Абрамов, профессор ВГУ, доктор филологических наук (Воронеж)
// Коммуна, 1979, 31 янв.

ИСПЫТАНИЕ ПАМЯТЬЮ

          Есть в рассказах В. Будакова — независимо от того, ведётся ли повествование от первого или третьего лица — своего рода «лирический герой»... Меняя имя, возраст, профессию, он остаётся неизменен в главном: это человек, духовно (и, очевидно, биографически) весьма близкий автору... Интеллигент, кровными узами связанный со своей «малой родиной», землёй и людьми Средней России, он живёт в рассказах своей обычной жизнью — сельского учителя ли, инженера, студента, — а вместе с тем призван донести до читателя пытливо-тревожную мысль автора, сделать её зримой и убедительной.
          Герой В. Будакова порой прозревает в малом и «местном» великое и общечеловеческое, а тревожащие его вопросы общефилософского характера — о добре и зле, смысле жизни и истории — вдруг обретают «плоть и кровь» в глубинах его памяти, — которая, конечно же, есть, прежде всего, память войны.
          Книга написана ровно, цельность её определена лирической темой памяти, «связи времён...» Стиль В. Будакова вырабатывается в соответствии с законами, им самим сформулированными: «... наиболее нравственна та форма (ежели допустимо такое сочетание: нравственная форма), которая даёт возможность слову выйти на кратчайшую прямую к человеку, на лету схватить мгновения жизни, «не успев излукавиться». Обходясь почти без метафор, В. Будаков тем не менее умеет привлечь внимание лиризмом и напряжённостью интонации. В поисках слова точного и выразительного молодой писатель остаётся верен классическим традициям отечественной словесности.

Б. Шлякман, лит. критик (Киев)
//Подъём, 1979, № 5.

Вернуться наверх     Вернуться на главную страницу

 

Новости из жизни В.Будакова         

        


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.boris-belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru