Сайт В.В.Будакова

ПРОЗА

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

КОЛОКОЛ НЕУМОЛКАЕМЫЙ
из сборника
"О КУЛЬТУРЕ РУССКОЙ ПРОВИНЦИИ"

       В послевоенные времена, в детстве, проезжая по железной дороге мимо Воронежа, я всякий раз прикипал глазами к редким храмам на холмистом правобережье, да к близко видимой из вагонного окна пригородней церкви, словно бы сошедшей с весенней саврасовской картины. На фоне ещё руинами сквозившего города были они — как манящие тайны. И не только уцелевшие, благообразные, но и преданные крушительству, израненные до маковок, рушенные и недорушенные.
       В годы своего студенчества и позже я не знал лучших и более грустных «путешествий», как забредать в эти духовные уголки. Я подолгу пропадал у приречной, времен Петровского корабельного строения Успенской церкви, прозванной ещё Адмиралтейской за усердное флотское служение; часами бродил бурьянным подворьем Алексеевского Акатова монастыря, нередко видя, как на вертикали главного собора тренировались скалолазы-альпинисты, выстаивал у красной восьмигранной звонницы — самой старой кирпичной кладки в Воронеже, ещё от конца семнадцатого века; не раз бывал и у Введенской церкви, притягиваемый её благородными архитектурными формами. И всюду властно распоряжались поругание и запустение, и даже небо, видимое в губительные проломы и глазницы окон, не могло радовать: оно, зачастую дождливое, словно бы скорбело над разорением.
       В свою журналистскую бытность, фотографируя измученные церкви города, воронежской земли, Чернозёмного края, я не очень-то и надеялся, что когда-нибудь увижу их воссозданными, действующими, многолюдными.
       В те шестидесятые годы — рьяноатеистические хрущёвские и послехрущёвские времена — в некогда заметнейшей Воронежской епархии, богатой и монастырями, и храмами, и часовнями, в областном центре Слово Божие несли всего три церкви — Никольская, Покровская, Казанская. Никольская — самая старинная из действовавших, ещё от первой четверти восемнадцатого века, почти не прекращала своей двухвековой службы, кроме как в три предвоенно-военных года. Церковь Казанской Божией Матери, воздвигнутая в начале двадцатого века, по молодости уступала лишь Владимирскому собору, где службы начались на первом году Советской власти, да в начале тридцатых навсегда и оборвались: собор был взорван. Тяжёлые удары испытал Покровской храм. Сначала, как и многие воронежские церкви, он был «отвоёван» обновленцами, весьма поусердствовавшими в раскольническом замысле. Позднее здесь разместился Дом обороны. И на долгие годы — как верх надругательства — атеистический музей. Но храм, обретая алтарь и иконостас, колокол и крест, «намаливается» быстро, а мощи святителя Митрофана, перенесённые сюда уже под конец двадцатого века, и вовсе сделали Покровский храм полноблагодатным. И всё же — три церкви на большой город. И так — в течение десятилетий. Живоколокольные, крестовознесённые, были они как духовные сколки страны — некогда совестливой, милосердной, верующей.
       Разумеется, порушенный храм — всё-таки не мёртвый храм. Даже через века неслышно звонят его колокола, раздаются молитвы верующих, кресты незримо возносятся ввысь. Вспомним, что и прежде погибали церкви — и в войнах, и в лихолетьях. Но на святоодухотворённых холмах (в оплавленном камне и в пепле) всё равно незримо проступал храм, а он — дом Божий. И здесь незримая и изначальная являлась связь: как человеку нужен храм, так и храму нужен человек. И слава Богу, что в конце двадцатого века на русской земле начался своеобразный православный ренессанс. Реставрируются и вновь созидаются монастыри и храмы, в которых — и духовное делание, и память. Новостроящийся Благовещенский кафедральный собор — ещё и собор-мемориал погибшим не только трём воронежским соборам, но и всем церквям, часовенкам, чтимым уголкам воронежской земли.
       Церкви вносят неповторимое в городской архитектурный ландшафт, в них духовность, культура, наше прошлое. Мы глядим на храмы и вспоминаем великие события, прославленные в них, великих подвижников церкви, здесь служительствовавших. Глядим на храмы, благодарно зная, что в них крестился, венчался Воронеж. Взглянем на Ильинскую церковь — там был крещён Алексей Кольцов; войдём под своды Введенской — здесь принял крещенскую купель Иван Бунин; попечалимся о разрушенном войною Смоленском соборе — там крестили Андрея Платонова. Но сказать по справедливости, не одними великими жив город. Сколько народу, приобщаясь благодати, перебывало под сводами церковными!
       Звучат колокола, храмы наполняются людьми, а души их, при всей внешней неустроенности, наполняются миром и благодатью. А на поклонных крестах, что установлены на городских въездах, церковнославянской вязью начертаны слова: «Спаси, Господи, град сей Воронеж и люди твоя!»

2003

Наверх    Вернуться на главную страницу    Вернуться на страницу Творчество

 

Новости из жизни В.Будакова         

        


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.boris-belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru