Сайт В.В.Будакова

ПРОЗА

 
Биография Виктора БудаковаТворчество Виктора Будаковаредактораская деятельность Виктора БудаковаПросветительская деятельность Виктора БудаковаОбщественное признание Виктора БудаковаФотоальбом Виктора БудаковаКонтакты Виктора Будакова

ОБРЕСТИ УТРАЧЕННЫЕ ИМЕНА
из сборника
"О КУЛЬТУРЕ РУССКОЙ ПРОВИНЦИИ"

       Союз писателей России и администрация Смоленской области учредили российскую литературную премию имени Александра Твардовского. Вручение происходит на смоленской земле — именно там, где поэт родился в июньский день 1910 года. Хутор Загорье в нескольких десятках вёрст от Смоленска. Этот хутор — и радость, и скорбь крепкой большой семьи Твардовских. Отец в столыпинские времена взял бедную, болотистую пустошь, заросшую ивняком и елями. Раскорчевал неудобь. Построил избу, кузницу, хозяйственный двор. Колодец вырыл. Все в семье добывали хлеб трудами праведными. А когда ломали крестьянский мир принудиловкой колхозоустроительства, Твардовских определили в «кулаки», семью сослали на Северный Урал. Молодой поэт, тогда уже городской смоленский житель, не смог помочь родным. Да и как бы тогда мог? И трагедия надломленной семьи стала для него кровоточащей раной.
        На всю жизнь осталось в душе и Загорье. Здесь истоки его поэтической судьбы. Хотя ощущение Загорья, смоленской земли как своеобразной вселенной явилось не вдруг: начинающий поэт в свои молодые годы порывался как можно скорее покинуть отчий угол. Его тянуло в большой город, где были и литературная среда, и печатный станок. А Загорье — непростые отношения с отцом, суровость крестьянского быта, глушь. И было даже торопливое желание к Загорью охладеть, «рассчитаться с ним навсегда».
        Но скоро он возвращается сюда снова и снова — с иным настроением, с иной глубиной чувств. «На старое подворье пришёл, стою один». Или это трагическое вопрошание из другого стихотворения: «Что ж ты, брат? Как ты, брат? Где ж ты, брат? На каком Беломорском канале?»
        Сохранился часто публикуемый снимок — Твардовский в Загорье осенью сорок третьего: поэт, склонив голову, стоит в шинели у иссечённого гибельным металлом грушевого ствола. Война прожгла родные места Твардовского. Но Загорье было разорено ещё прежде, когда семью сослали на Северный Урал. После войны никто на хутор не вернулся. Но в 1976 году Иван Трифонович, младший брат поэта, замечательный столяр-краснодеревщик, изготовил и подарил макет хутора Смоленскому музею-заповеднику. А потом много сил отдал воссозданию усадьбы. В 1988 году был открыт литературный мемориал «Загорье».
        Теперь сюда приезжают со всех концов страны. Здесь проходят литературные встречи, фестивали, выступают фольклорные ансамбли — русские, белорусские — славянские.
        О крестьянском уходящем мире, о Великой Отечественной войне, трагедии, сломе страны и человека, о подвиге Александр Трифонович Твардовский сказал просто и глубоко. И во всём у него — родина малая и большая. В перестроечном многословии литературно-критические дамы и мужи «Огонька» и подобных ему изданий вдруг ополчились против малых родин, сыновнего отношения к ним, якобы провоцирующего этнические баррикады. Трубадурский посыл «Мой адрес — не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз» в этих писаниях приобрёл глобальный замах. И что там твои Мценск, Острогожск, Елец? А их неповторимость, народный уклад? Песни, говоры, исторические предания? Да именно всё это для агрессивной синтетической масскультуры — что красный лоскут для быка. «Культура без сердца есть не культура, а дурная цивилизация». Для подобной внедуховной, вненародной, внесердечной и внесочувственной культуры в её глобальном шествии, с её легионами режиссёров, исполнителей и истолкователей неприятно уже само бытие классики и фольклорной культуры малых родин. Как культуры истинной, высокой, духовной.
        Малая родина, отчий край — явление и понятие историческое, национальное, духовное. Задумывая и редактируя многотомный «Отчий край», я не раз вспоминал исполненные точности и выразительности слова Твардовского — о том, что в творениях подлинных писателей безошибочно распознается их малая родина, поскольку они неповторимо изобразили свои донские, приднепровские, волжские края с их цветами, песнями, отголосками исторических судеб... И в строке самого Твардовского так часто, так зримо и поэтично присутствует Смоленщина — его малая родина. Здесь следует сказать вот о чём. Смоленск и Воронеж по душе, по историческому жребию гораздо ближе друг к другу, нежели по карте. Сближают их, разумеется, и люди. Известные. Знаменитые. Геополитик Снесарев. Военачальники Лизюков и Черняховский. И, конечно же, Твардовский. В Воронеже поэт бывал не раз. В годы войны работал в армейской газете, редакция которой несколько месяцев находилась в Воронеже. После войны избирался депутатом Верховного Совета РСФСР от Воронежской области. Много и не раз помогал он воронежцам-литераторам. Великий поэт и великий редактор. Редактируемый им «Новый мир» — целая эпоха литературной жизни. Да и не только литературной. Что значило для общества и страны появление в журнале «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицына или его же «Матрёнина двора», где целые трагические пласты народного бытия! Вспоминаешь имена Фёдора Абрамова, Бориса Можаева, Василия Шукшина, в произведениях которых с сердечным соучастием отображалась судьба человека, народа. С другой стороны, в новомировском разделе критики немало появлялось и вульгарно-социологического, атеистического. На журнал действовали разнородные силы, и Твардовский как редактор был не всегда свободен. А вот как поэт он был внутренне свободен!
        Мы сегодня находимся в окружении подмен, лжеценностей, лжезнаков, лжекультуры. Понятно, что подобное в мире — не в первый раз. Но в годины перемен, о которых китайцы говорят, не приведи жить в них, действительные ценности обесцениваются, действительные смыслы искажаются или затемняются как никогда. И, чтобы достало сил видеть правду и жить по правде, надо чаще обращаться к отечественной и мировой классике. К Пушкину, Тютчеву, Достоевскому, Некрасову. И к Твардовскому — тоже. Вот его, казалось бы, самые простые строки: «На хуторе Загорье в былые времена леса, поля и взгорья имели имена». И где они? Россия за последний век столько утратила их, да и поныне утрачивает... Нам предстоит долго ещё вспоминать и обретать утраченные имена и восстанавливать утраченные корневые смыслы и сущности.

2004

Наверх    Вернуться на главную страницу    Вернуться на страницу Творчество

 

Новости из жизни В.Будакова         

        


ПОИСК       

        

ДРУЗЬЯ САЙТА         

www.rossosh. info        

www.snesarev.ru         

www.belogolovy.ru         

        

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru